В Свете Истины – Послание Граля, трёхтомное издание

Абд-ру-шин

15,00 €
včetně DPH
poštovného


Dostupnost: Skladem

DE: 3-8 dnů, v dalších zemích: 5-30 dnů

NEBO
Popis

Detaily

Эта книга обращена к каждому отдельному человеку, независимо от его национальной и религиозной принадлежности. В ней раскрываются истинные взаимосвязи между Богом, Его Творением и человеком, даются ясные и чёткие ответы на важнейшие вопросы человеческого бытия.

Další informace
Autor Абд-ру-шин
ISBN 978-617-7054-72-5
Formát 13x19 cm
Provedení Мягкий переплет
Počet stran 1232
Jazyk Русский
Čas doručení DE: 3-8 dnů, v dalších zemích: 5-30 dnů
Náhled

Náhled

НАПУТСТВИЕ

НАСТУПАЕТ прозрение, и вера становится убеждённостью. Только в убеждённости - источник избавления и спасения!

Я обращаюсь только к серьёзно ищущим. Их дело – мочь и желать объективно испытать эту реальность! Религиозным фанатикам и беспочвенным мечтателям здесь не место, ибо они порочат Истину. Злонамеренные же и необъективные да услышат в этих словах свой приговор.

Послание это будет воспринято только теми, в ком ещё теплится искра Истины и живо стремление стать настоящим человеком. Да послужит оно им светочем и опорой. И да выведет их прямым путём из хаоса и смятения нынешнего века.

Слово, которое вы услышите – не проповедь новой религии; оно призвано стать путеводным огнём для всех серьёзных слушателей и читателей и указать им верный путь, что приведёт их к желанным высотам.

Духовно совершенствоваться может лишь тот, кто управляет собой сам. Глупец, использующий для этого стороннюю помощь готовых воззрений, будет ступать по тропе как бы на костылях, тогда как собственные его здоровые ноги будут пребывать в бездействии.

Но если он дерзнёт приступить к восхождению, вооружившись всеми теми способностями, что дремлют в нём в ожидании его зова – вот тогда он применит с пользой вверенные ему Волею Творца таланты и с лёгкостью преодолеет все преграды и соблазны, стоящие на его пути.

А посему - пробудитесь! Лишь на убеждённости зиждется истинная вера, а убеждённость приходит лишь в результате бескомпромиссного размышления и испытания! Восстаньте к жизни в дивном Творении Бога вашего!

Абд-ру-шин

 

ЧЕГО ЖЕ ВЫ ИЩЕТЕ?

Чего же ищете вы? Ответьте, что означает этот неистовый порыв? Подобно вихрю проносится он по свету, и лавина книг захлёстывает все народы. Учёные роются в древних письменах, ищут, терзаются вплоть до духовного истощения. Восстают пророки, предостерегают, предвещают... со всех сторон, как в лихорадке, вдруг хотят распространять новый свет!

Так буйствует наше время над растерянной душой человечества, не укрепляя и освежая, но опустошая, изнуряя, забирая те последние силы, что ещё сохранялись в ней, раздробленной во мраке современности.

И, то тут, то там слышится шёпот, рокот нарастающего ожидания чего-то грядущего. Встревожен каждый нерв, напряжённый в неосознанном томлении. Всё бурлит и бушует, и надо всем простёрлось нечто мрачное и гнетущее, некая дурманящая пелена. Чреватая бедствиями. И что же она с неизбежностью производит на свет? Смятение, малодушие и гибель, если только не отыщется сила, способная прорвать этот тёмный пласт, духовно объемлющий ныне весь земной шар; с вязкостью грязной трясины засасывает и топит он всякое воспаряющее светлое помышление, прежде чем оно набрало силу; в грозном безмолвии болота подавляет он в зародыше, разрушает, уничтожает любое желание добра ещё до того, как оно воплотилось в деянии.

Вопль же стремящихся к Свету – а в нём таится сила, способная пробиться сквозь всю эту муть,– отводится в сторону, чтобы сойти на нет у непроницаемых сводов, усердно возводимых именно теми, кто мнит, что помогает. Они подают камни вместо хлеба!

Загляните в их бесчисленные книги.

Они лишь изнуряют дух человеческий, не оживляя! И в этом доказательство бесплодности всего того, что предлагается в них. Ибо изнуряющее дух не бывает истинным.

Хлеб духовный питает сам собой, Истина укрепляет, а Свет оживляет!

Простые люди не могут ведь не впасть в уныние от созерцания крепостных стен, воздвигнутых вокруг потустороннего мира так называемой духовной наукой. Кто из немудрых в состоянии понять учёные фразы, напичканные чуждыми оборотами речи? Неужели потусторонний мир доступен лишь духовно образованным?

И при этом ещё говорят о Боге! Неужели только в специально устроенной высшей школе можно достичь познания того, что есть Божество? К чему приводит эта мания, не основанная, как правило, ни на чём, кроме тщеславия?

Читатели и слушатели бредут, как пьяные, от цитаты к цитате – спотыкаясь, лишённые внутренней свободы, воспринимая мир односторонне, ибо они уклонились от бесхитростного пути.

Услышьте, готовые впасть в уныние! Взгляните, серьёзно ищущие: путь к Высшему открыт для каждого! Врата учёности тут ни при чём!

Разве Иисус Христос, этот великий пример на истинном пути к Свету, избрал Своих учеников из среды учёных фарисеев? Из среды книжников? Ничуть – он взял их из среды бесхитростных и простых, не нуждающихся во внутренней борьбе с тем величайшим заблуждением, что путь к Свету постигается в поте лица и не может не быть тяжким.

Это умозаключение – самый страшный враг человечества, это просто ложь!

А посему – прочь от всяческой игры в научность, если речь идёт о святая святых в человеке и о том, что его надлежит постичь до конца! Оставьте это, ведь поделка человеческого мозга, именуемая наукой, всегда была лоскутным одеялом и не может не оставаться таковым.

Судите сами – как может постигаемая в поте лица наука привести к Божеству? И что есть знание вообще? Знание – это то, что может постичь мозг. Как ограничена, однако, способность вашего мозга к постижению, проявляющая себя исключительно в жёстких рамках пространства и времени. Ни вечность, ни чувство бесконечного непостижимы для человеческого мозга. Именно то, что неразрывно связано с Божеством.

Однако мозг благоговейно замирает перед той непостижимой силой, которая пронизывает всё сущее и благодаря которой он только и способен действовать. Силу эту все ощущают ежедневно, ежечасно, ежеминутно как нечто само собой разумеющееся, да и наука всегда признавала её существование, и тем не менее мозг, то есть знание и рассудок, бессильны в своих попытках понять и постичь её.

Итак, деятельность мозга, краеугольного камня и инструмента науки, весьма неполноценна, и ограниченность эта естественным образом распространяется на плоды его трудов, то есть на все отрасли научного знания. А посему – наука вполне пригодна как нечто вторичное, с целью лучшего понимания, классификации и отбора всего того, что она получает в готовом виде от предшествующей ей творческой силы; она, однако же, неизбежно терпит крушение при попытке возвести себя самоё в ранг руководителя или критика, и так будет до тех пор, пока она, как и прежде, будет чересчур тесно связана с рассудком, то есть со способностью мозга к постижению.

В силу этого человечество, стоящее на почве учёности, будет и впредь запутываться в частностях, в то время как великое, непостижимое целое заложено в каждом человеке как дар, и любой вполне способен достичь чистейшего и высшего, не утруждаясь в поте лица своего!

А посему – долой бесцельные мучения духовного рабства! Великий Мастер не зря призывает нас: «Будьте как дети!».

И тот, в ком жива твёрдая воля к добру, кто стремится к чистоте помышлений – тот уже нашёл путь к Высшему! А всё прочее ему приложится. Для этого не требуется ни книг, ни духовных усилий, ни аскезы, ни уединения. Он обретёт здоровый дух в здоровом теле, избавившись от груза болезненного самокопания, ибо всё чрезмерное порочно. Будьте людьми, а не тепличными растениями – развиваясь односторонне, они гибнут от первого порыва ветра!

Пробудитесь! Оглянитесь! Вслушайтесь в себя! Только так перед вами откроется путь!

Не обращайте внимания на раздоры церквей. Великий Провозвестник Истины Иисус Христос, воплощение Божественной Любви, не спрашивает о вероисповедании. Да и что представляют собой ныне вероисповедания как таковые? Путы, налагаемые на свободный дух человеческий, порабощение живущей в вас Божественной искры; догмы, стремящиеся втиснуть деяние Творца и Его великую Любовь в сфабрикованные человеческим разумением формы, что означает принижение и систематическое обесценивание Божественного.

На всякого серьёзно ищущего эти методы действуют отталкивающе, так как в подобных условиях ему никогда не удастся ощутить в себе великую реальность, в силу чего его стремление к Истине становится всё безнадёжнее, и, в конце концов, он отчаивается в себе и в окружающем мире!

А посему – пробудитесь! Разрушьте стены догм в самих себе, сорвите с глаз повязку – и чистый Свет Высшего хлынет в них в первозданном виде. И тогда ваш дух воспарит в веселии, ощутив в ликовании всю полноту великой Любви Отца, не знающей пределов земного рассудка. Наконец-то вы познали, что вы сами – Её частица; постигайте Её без труда во всей полноте, сливайтесь с Нею и черпайте в Ней новые силы ежедневно, ежечасно – дар, который сам собой вознесёт вас из хаоса!

 

ВОПЛЬ О НАСТАВНИКЕ

Присмотримся-ка повнимательнее и попристальнее ко всем тем, кто сегодня с особым тщанием ищет духовного наставника, ожидая его пришествия в состоянии внутреннего подъёма. Они полагают, что сами-то уже достаточно духовно подготовлены, чтобы узнать его и услышать его слово!

При беспристрастном же рассмотрении мы, однако, столкнёмся с массой внутренних неурядиц. Миссия Христа, к примеру, весьма странно подействовала на очень и очень многих, пробудив в них ложные представления. Причиной тому, по обыкновению, явилась неправильная самооценка, то есть гордыня.

Если прежде поклонялись своему Богу в благоговейном созерцании само собой разумеющейся пропасти и чёткого разграничения людской и Божественной сфер, то на смену этому явилось, с одной стороны, плаксивое попрошайничество, желание всегда только получать, не прилагая при этом ни малейших собственных усилий. «Молись» – с этим они согласны, но в голове у них, однако же, не укладывается, что к этому надлежит добавить ещё «и трудись», то есть «трудись над самим собой».

С другой стороны, кое-кто мнит себя столь самостоятельным, столь независимым, что в состоянии достичь всего без посторонней помощи, а при некотором усилии – так даже обожествиться.

Есть много таких, кто только требует в ожидании, что Бог должен гоняться за ними. Ниспослав однажды Сына Своего, Он-де продемонстрировал Свою кровную заинтересованность в сближении с человечеством; более того – Он, по всей вероятности, даже нуждается в нём!

Куда ни глянь – везде, во всём одна лишь гордыня, а не смирение. О правильной самооценке и говорить не приходится. –

А ведь необходимо-то человеку, в первую очередь, сойти с возведённого им самим пьедестала, и постараться стать настоящим человеком, дабы приступить к восхождению в этом качестве.

Ныне он восседает, напыжившись в духовном плане, на дереве, растущем у подножья горы, вместо того, чтобы твёрдо стоять на земле обеими ногами. А посему он никогда не сможет взойти на гору, если предварительно не слезет – или не свалится – с дерева.

А между тем все те, что спокойно и разумно шли своей дорогой, ступая по земле под деревом, на котором он сидел, и на кого он взирал с презрением, уже, по-видимому, достигнут вершины.

Но при этом он всё же кое-чему научится, ибо дерево обязательно рухнет, и притом – вскоре. Быть может, человек образумится и спохватится, свалившись столь неприятным образом на землю с шаткой высоты. Тогда ему, однако же, придётся поспешить – нельзя будет упустить ни единого часа.

Ныне многие полагают, что тысячелетняя расхлябанность может продолжаться и впредь. С комфортом расположившись в уютных креслах, ожидают они пришествия могущественного наставника.

Но как представляют они себе этого наставника! Остаётся их только пожалеть.

В первую очередь они ожидают от него или, точнее говоря, требуют от него – он-де сам должен приуготовить каждому путь к высшему Свету! Ему-де надлежит потрудиться, дабы возвести для исповедующих все религии мосты на пути к Истине. Он-де обязан изложить всё в самой ясной и доступной форме, легко понятной каждому. Его-де задача – выбирать слова таким образом, дабы в их истинности мог непосредственно убедиться всяк, большой и малый, богатый и бедный.

Если же человеку приходится утруждаться и мыслить самостоятельно – то, стало быть, перед ним не истинный наставник. Ибо, будучи призван указать верный путь словом своим, он-де, разумеется, должен сам заботиться о людях. Его дело – убедить людей, пробудить их! В конце концов, не зря же Христос отдал Свою жизнь.

Те, кто мыслит подобным образом в наше время (а ряды их весьма многочисленны), пусть не утруждаются вообще, ибо они подобны неразумным девам, и удел их – «слишком поздно»!

Наставник, разумеется, не пробудит их, они будут себе безмятежно почивать, а тем временем врата затворятся, и они не смогут войти в Царство Света, так как не сумели вовремя высвободиться из сферы вещественности, а ведь слово наставника указывало им путь.

Ибо человек не столь ценен, как ему самому представляется. Не Бог нуждается в нём, а он в Боге!

В ходе так называемого прогресса человечество утратило представление о том, чего же оно хочет, ну что ж, ему наконец-то придётся узнать, что от него требуется!

Ища и критикуя в сознании собственного превосходства, люди этого сорта пройдут мимо наставника точно так же, как столь многие во время óно прошли мимо Того, к чьему пришествию всё уже было приуготовлено в откровениях.

Как можно представлять себе духовного наставника подобным о6разом!

Он не уступит человечеству ни пяди и потребует к ответу везде, где ожидают его щедрых даяний!

Но тот, кто в состоянии мыслить серьёзно, сразу же поймёт, что именно строгое неумолимое требование мыслить, бодрствуя духом, и есть то лучшее, в чём нуждается столь глубоко погрязшее в духовной лени человечество для своего собственного спасения! Для понимания слов наставника требуется бодрствующий дух, твёрдая воля, упорство – именно так он с самого начала, играючи, отделяет пшеницу от плевел. Как и подобает Божественному Закону, здесь проявляется самодвижущееся действие. И в данном случае людям воздаётся в точном соответствии с тем, чего они в действительности хотят. –

Однако же, есть и ещё один сорт людей, мнящих себя весьма и весьма бодрствующими!

Из их сообщений на эту тему можно вычитать, что у них-то, разумеется, совсем другое представление о наставнике. Оно, однако же, ничуть не менее гротескно, ибо ожидают они пришествия... духовного акробата!

И без того тысячам людей уже представляется, что ясновидение, яснослышание, ясноощущение и тому подобное это большой шаг вперёд, что, в сущности, далеко не так. Системы такого рода, будь то плод обучения, воспитания или врождённое дарование, в принципе

 

не могут вырваться из земного плена – иначе говоря, их действие ограничено пределами низших миров, а ценность ничтожна, ибо они не в состоянии воспарить к высотам.

Неужели же человечеству хотят помочь возвыситься тем способом, что демонстрируют эфирно-вещественные предметы того же уровня или учат видеть и слышать подобное?

Это не имеет ни малейшего отношения к действительному восхождению духа. Да и в плане земных событий подобные методы столь же непригодны! Не что иное, как духовные фокусы, интересные для отдельных лиц, но абсолютно бесполезные для человечества в целом!

Легко понять, что такие люди желают себе наставника, который умел бы делать всё то же самое, что делают они, только лучше. –

Многие, однако же, заходят в этом ещё намного дальше, вплоть до смешного, принимая всё это, тем не менее, вполне всерьёз.

Для них, к примеру, непреложным доказательством наставничества служит тот факт, что наставник-де... не вправе простужаться! Тот, кто может простудиться, отпадает сразу, ибо это не приличествует идеальному, с их точки зрения, наставнику. Дух могущественного должен непременно, и в первую очередь, парить выше этих мелочей.

Звучит это, быть может, слегка натянуто и смешно, но ведь это только факты, нечто вроде слабых отголосков рёва толпы во время оно: «Если Ты Сын Божий, то спаси Сам Себя, сойдя с креста». – И этот крик раздаётся уже сегодня, ещё до того, как подобного наставника вообще узрели!

Бедные, несведущие люди! Воспитывающий своё тело столь односторонне, что оно временами теряет чувствительность под властью духа, – отнюдь не из ряда вон выходящий могущественный. Почитатели его подобны детям былых веков, с открытыми ртами и горящими глазёнками восхищавшимися акробатическими номерами заезжих циркачей, и в них пробуждалось горячее стремление самим овладеть их искусством.

Многие так называемые искатели духа или Божества нашего времени продвинулись в этой духовной сфере ничуть не дальше, чем тогдашние дети в своей вполне земной сфере!

Попробуем продолжить нашу мысль: странствующий народец былых времен, о котором я только что упомянул, всё более совершенствовался, став, в конце концов, акробатами в цирке и варьете. Их мастерство возросло до необычайного; и ныне тысячи избалованных ежедневно смотрят на эти представления, поражаясь вновь и вновь, а часто и внутренне содрогаясь.

Однако же – что они приобретают при этом для себя? Что они выносят из этих спектаклей? А ведь многие акробатические представления связаны с риском для жизни. Абсолютно ничего, ибо эти упражнения никогда не выйдут за пределы цирковых арен и залов варьете, при всём своём высочайшем совершенстве. Они всегда будут служить только развлечению, не принося человечеству никакой пользы.

И тем не менее, считается, что подобные акробатические номера в духовном плане послужат мерилом для великого наставника!

Предоставьте подобным зрителям лицезреть духовных клоунов! Они скоро увидят, к чему это привело! Они ведь не знают даже, чего, собственно говоря, добиваются. Им мнится: велик лишь тот, чей дух так повелевает телом, что оно больше не знает болезней!

Любое подобное воспитание односторонне, а односторонность всегда приводит к нездоровью, к болезням! Такими методами нельзя укрепить дух, а можно лишь ослабить тело! Необходимое для здоровой гармонии равновесие искажается, и, в конце концов, подобный дух намного раньше времени отделяется от изуродованного тела, которое более не в состоянии служить ему источником мощного, здорового резонанса, необходимого для накопления земного опыта. Если же духу его не хватает, то он является в потусторонний мир незрелым. Ему придётся ещё раз испытать земное бытие.

Всё это – не что иное, как духовные фокусы за счёт земного тела, которое в действительности должно помогать духу. Тело – необходимый элемент одной из эпох развития духа. Если же оно подавляется и угнетается, то и духу от него мало пользы, ибо его излучения слишком слабы, чтобы сообщить сему последнему в Вещественности ту полноту силы, в которой он нуждается.

Если некто хочет подавить болезнь, то ему необходимо повлиять на тело с помощью состояния духовного экстаза, подобно тому, как в микро масштабе боязнь зубного врача в состоянии заглушить боль.

Подобные состояния высокого напряжения тело способно выдержать без вреда для себя только однажды, а быть может и многократно, но если это затягивается, то телу наносится серьёзный ущерб.

В случае же, если наставник делает или советует делать это, то он недостоин быть наставником, ибо тем самым он грешит против естественных Законов Творения. Земной человек должен хранить своё тело как вверенное ему достояние, стремясь к здоровой гармонии духа и тела. Если же она нарушается в силу одностороннего угнетения, то это не прогресс, не восхождение, а труднопреодолимая преграда, мешающая выполнению его задачи на Земле, как и вообще в Вещественности. Полнота силы духа с точки зрения его деятельности в Вещественности при этом теряется, так как для этого ему непременно требуется сила не порабощённого, но пребывающего в гармонии с духом земного тела!

Тот, кого на основании подобных экспериментов именуют мастером, не достиг даже ранга подмастерья, которому неведомы ни задачи духа человеческого, ни необходимые условия его развития! Хуже того – он паразит духа.

Все они вскоре осознают свою глупость, и познание это будет весьма болезненным.

Лженаставнику же предстоит испить горькую чашу! Его восхождение в потустороннем мире сможет начаться лишь тогда, когда последний изо всех тех, кого он задержал в развитии или сбил с пути своим духовным непотребством, придёт к познанию. До тех пор, пока его книги, его писания продолжают оказывать воздействие на этой Земле, ему не удастся продвинуться вперёд в потустороннем мире, даже если он тем временем раскаялся там.

Тот, кто советует заняться оккультными учениями, подаёт камни вместо хлеба, демонстрируя тем самым, что не имеет ни малейшего понятия о том, что в действительности происходит в потустороннем мире, не говоря уже о механизме Мироздания.